Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Светлана СЕМЁНОВА

ЧЕЙ  ГРИБ?


      По лесу бежал ёжик. Вдруг видит: стоит на полянке гриб. А у гриба — крепкая толстая ножка, шляпка яркая, оранжевая. Это был настоящий подосиновик. Подбежал к подосиновику ёжик, а гриб выше него и словно зонтик. Что за чудо! Ай, да гриб!
Очень обрадовался ёж, что нашёл такой замечательный гриб. А тут мимо заяц скачет. Ёжик ему и кричит:
       – Беги сюда, зайчик, полюбуйся на мой гриб!

      — Как это твой?! — раздался   чей-то голосок, и со шляпки гриба свесила головку улитка.
      — Как твой гриб? — повторила она, сердито шевеля рожками. — Я здесь с утра завтракаю. Это —  мой гриб!
      — Нет, мой! — упрямо сказал    ёжик. — Сейчас я наколю его на иголки и отнесу в свою кладовую.
Стали они тут спорить: чей гриб? Шумели, шумели да всё зря. Внезапно из ножки гриба высунулся крошечный червячок и пропищал:
       — Ну что вы тут шумите! Здесь мой дом, моя кладовая. Я даавно живу тут. Значит этот гриб — мо-о-ой...
    А что на это сказать ёжику и улитке? Сказать-то было не¬чего, ведь червячок прав: где кто живёт, там и его дом.
      Вот такая вышла история, а заяц еще долго смеялся над ёжиком и улиткой.

                   СКАЗКА О ХВАСТЛИВОМ  ГОРОХЕ
    Посадили в огороде горох. Вырос горох высокий, кудрявый. Кто ни пройдёт мимо, всё горох похвалит: «Ай, да горох уродился! Как лес густой стоит!».
    И хозяин на свой горох тоже не налюбуется, подпорки ему поставил, чтобы ветром не повалило, водой в жаркий день поливает.
          Тянется горох вверх к солнышку, на своих соседей по ого¬роду внимания не обращает. Спросит его кто-нибудь:
           — Горох, посмотри, не идет ли хозяин с лейкой?
         А горох сделает вид, что не слышит, — какое ему дело до тех, кто внизу растёт.
         Смотрит горох на всех свысока, усы покручивает, важничает. Да и как тут не поважничать, — и люди им любуются, и воробьи о нём чирикают:
          — Чив-чив, скоро поспеет вкусный горошек, — и летний ветерок его кудри ласково перебирает.
          Только странно, что никто из соседей горох не хвалит — ни румяная клубника, ни зелёный огурец, ни хвостатая морковь...
          Однажды не выдержал горох и громко спросил клубнику:
         — Тётка-клубника, ты здесь не первый год растёшь, не скажешь ли, отчего хозяин ко мне такой внимательный? К солнышку поближе только меня поднял... Уж не особенный ли я овощ?
          Сказал так горох и все цветочки-лепесточки распустил, усы растопырил. Усмехнулась клубника:
         — Наверное, соседушка, оттого, что очень уж вы хрупки: ветер может пригнуть, дождь к земле прибить. Беречь, видно, вас надо...
         А про себя подумала: «Тебя-то, хвастун, хозяин повыше поднял, чтобы не наклоняться к твоим стручкам, а мне за каждую ягодку всё лето кланяется!».
   А горох ещё больше возгордился от своей исключительности. Стоит, по сторонам поглядывает, с кем бы ещё о себе переговорить. Решил обратиться к моркови, чьи весёлые зелёные хвостики торчали из грядок.
 — Эй, морковка, тебе, наверное, скучно расти там, внизу, в грязи. Может, тебе хочется быть поближе к солнышку, как я?
 Молчит морковочка, некогда ей с хвастуном болтать, сидеть ей надо в тёплой землице, да расти быстрее.
Обиделся на морковь горох:
— Ах, не разговариваешь со мной? Знаю, знаю, завидуешь моим усам, и что я к солнышку ближе!»
— Нахал! — возмутился молоденький огурец, — вы только посмотрите, какой нахал и грубиян!
И обратился он к вихрастому луку и душистому укропу:
 — У меня тоже усы есть, но я же не кричу об этом на весь огород. И я мог бы повыше  к солнышку вскарабкаться, если бы мне опору дали...
— Да-да, — степенно поддакнул лук, а укроп укоризненно взглянул на горох и покачал головой.
Больше с горохом никто не разговаривал, и он ни с кем не желал говорить. Стоял и злился на всех. Злился, злился и вскоре весь пожелтел.
Увидел хозяин, что горох весь жёлтый, обрадовался: «Созрел горох, пора собирать». Подошёл    поближе, а  гороха-то и нет, — осыпался весь.