Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

А.А. Кочетков,
сопредседатель комиссии
по литературному наследию поэта
и прозаика В.Д. Фёдорова
г. Нижний Новгород



О ДРУЖБЕ НАРОДНЫХ РУССКИХ ПОЭТОВ

В.Д. ФЁДОРОВА И А.Т.Т ВАРДОВСКОГО

Поэт Василий Фёдоров в предисловии своей книги «Поэмы» писал: «Меня давно тянуло к большой многоплановой  форме поэмы, но первые опыты оказались неудачными. Одна из них, начатая после «Марьевской летописи», разбухла до двух тысяч строк, однако  потом две трети её объёма оказались лишними. На этом этапе мне очень помог совет А. Твардовского, однажды сказавшего, что поэту важно выиграть бой на малой площадке. Тогда-то и была написана «Белая роща» и другие поэмы, получившие известность. К поэме «Седьмое небо», отнявшей у меня около девяти лет, я приступил, когда мной было уже написано пятнадцать поэм…» [8, с. 7].

Именно с поэмы В.Д. Фёдорова «Марьевская летопись» начнётся знакомство, а затем и  плодотворная творческая дружба двух поэтов. К сожалению,  в печати об этом мало написано, и поэтому, в год 105-летия со дня рождения Александра Трифоновича Твардовского, хотелось бы восполнить данный пробел, собрав по крохам фактический материал. Разница в возрасте у А.Т. Твардовского  и  В.Д. Фёдорова составляет восемь лет… Кстати, ещё один наставник поэта из Марьевки – председатель Новосибирской писательской организации А.И. Смердов – одногодок Твардовского. Казалось бы всего ничего, а на деле  — длинная дорога…

До встречи с А.Т. Твардовским  Василий Фёдоров прошёл  определённый трудовой и творческий путь: окончил в 1938 году Новосибирской авиационный техникум,  работал мастером на Иркутском авиационном заводе. Перед войной, в апреле 1941 года, вернулся в г. Новосибирск на авиационный завод им. В.П. Чкалова, где строил для фронта самолёты. Одновременно посещал литературное объединение «Молодость»  при Новосибирской писательской организации. Первую поэму «Лирическая трилогия» писал в военные годы (1943-1945).  Отдельной книгой вышла в 1947 году. В 1944 году девять стихотворений  Василия Фёдорова  будут опубликованы в сборнике стихов молодых поэтов  «Родина», он поступит  на заочное отделение в Литературный институт им. М. Горького.

Осенью 1946 года по заданию главного редактора журнала «Сибирские огни» С.Е. Кожевникова, считавшего, что поэт должен владеть и прозой, Василий Фёдоров едет для написания очерка в свою послевоенную деревню Марьевка. Поражённый печальным колоритом, он вспоминает слова из какой-то летописи: «И бысть битва великая и разорение всему живому». Так вместо очерка он положил на стол главного редактора поэму «Марьевская летопись», которая станет связующим звеном знакомства  с Твардовским.

3 марта 1947 года в г. Москве открылось Первое Всесоюзное совещание молодых писателей страны. Василий Фёдоров, как участник, в составе делегации Новосибирской писательской организации, приезжает в столицу нашей родины. Свою первую встречу и  знакомство с А.Т. Твардовским  он в подробностях описал в  статье «Улица Саввы», посвящённой С.Е. Кожевникову, сыгравшему ключевую роль в сближении Фёдорова и Твардовского. Статья впервые была опубликована в № 6 журнала «Наш современник» за 1965 год, на трёхлетие памяти главного редактора журнала «Сибирские огни»…

Здесь уместно привести авторские фрагменты знакомства из статьи: «В начале нового года мне предстояло ехать на Первое совещание молодых писателей. Поехал я туда с рукописью поэмы и только что вышедшей из печати «Лирической трилогией». Меня зачислили в семинар Николая Асеева. Помню, секретарь семинара проявила инициативу и отнесла мою книжку Александру Твардовскому. Вскоре она вернулась обескураженная. Твардовский полистал мою книжку и вернул со словами, что это не для него, а скорее для Асеева. Я и сам понимал, что это не для него» [7, с. 444].

Савва Кожевников, зная о возникших редакционных трудностях с публикацией поэмы «Марьевская летопись» в журнале «Сибирское огни», хотел заручиться весомой поддержкой самого А. Твардовского, прямо сказав об этом Василию Фёдорову: «Вот если бы Твардовский сказал своё слово!»
В.Д. Фёдоров сохранил свой разговор с Твардовским в 1947 году: «В тот же день в конце семинарских занятий я разыскал Твардовского и, улучив удобную минуту, подошёл к нему:
Александр Трифонович, мне хотелось бы показать вам свою поэму.
– Почему мне?
Она  о деревне...  Как-то  показалось,  что  надо  вам...
– Покажите-ка...
Пока он раздёргивал тесёмки тощей папки, губы его стянулись в сердитую копейку. Начал читать. Прочитал страничку — губы снова распустились, заглянул на вторую...
– Гм, что-то знакомое...

По выражению лица я понял это «знакомое» в смысле родственного. Пообещав прочитать, он тут же извлёк из папки рукопись, присоединил её к своим бумагам, а на дне моей опустевшей папки записал свой домашний телефон» [7, с. 444-446].

От скромности Василий Фёдоров не стал сразу звонить А. Твардовскому, за что через два дня получил от Саввы Кожевникова отеческий «нагоняй». Тот сам решил позвонить Александру Трифоновичу с приглашением на двадцатипятилетний юбилей новосибирского журнала. На другой день Василий Фёдоров, узнав в подробностях разговор главного редактора с Твардовским, позвонил поэту:
«И правда, я услышал голос доброй интонации: «Отрадно, отрадно. Оставьте рукопись мне. Попробую напечатать в Москве». Было уже хорошо, что поэму напечатают в Новосибирске. На Москву я мало рассчитывал. И правильно делал. Месяца через два Твардовский прислал мне письмо, в котором сделал несколько серьёзных замечаний. К сожалению, поэма была уже свёрстана, и я не имел возможности воспользоваться советами большого мастера. Лишь потом я попытался кое-что сделать» [7, с. 446].

    10 марта 1947 года состоялось заключительное заседание Всесоюзного совещания молодых писателей, на котором отмечалась большая творческая помощь молодым от общения с видными литераторами, мастерами поэзии и прозы. Письмо А. Твардовского  Василию Фёдорову датировано 16 апреля 1947 года, что говорит о чутком внимании к начинающим поэтам: «Дорогой тов. Фёдоров! Я не хочу Вас огорчать более сдержанной, чем по телефону, оценкой Вашей работы – в ней было и есть много хорошего, взволнованного, прочувственного. Но, перечитав ещё раз её, я увидел, что с опубликованием Вам лучше повременить. Слишком много поэтических «шлаков»: неточных слов и оборотов, нечёткости стиха, нарочитой "поэтичности", нарочитого лирического подвывания, если так позволительно выразиться.

Это не поэма, конечно, и пусть не поэма, пусть это будет некая лирическая композиция, беда не в этом.

Побольше дисциплины, поменьше топтания на одном месте, растянутости, бесформенности. Слишком часто меняются ритмы. Впечатление такое, как будто в каждый новый присест Вы писали новым стихом, какой подвернулся под руку. Может быть, это впечатление значительно сгладится, если убрать некоторые куски, не знаю какие, Вам виднее.

Советую так же устранить досадные рифмы вроде: мчит - стучи, опередив - груди и т. п. Это плохо потому, что невольно хочется добавить недостающую согласную: мчит - стучит, опередив - грудив и т.п.

Можно обойтись без эпиграфов. Эпиграфы не из кокетства — дело тонкое и хороши только тогда, когда без них нельзя, что-то утрачивается, а так ни к чему. Попробуйте сделать вот что. Отложите рукопись на время, займитесь чем-нибудь другим, разлюбите её по возможности,  – тем горячее вернётесь к ней. А когда вернётесь, перепишите всю от руки, по памяти: что забылось – не жалейте, хорошее – не забудется. Это приём, проверенный сотни раз.

Желаю успеха Вам.  А. Твардовский [11, с. 21-22].

Сохранился ответ Василия Фёдорова от 2 мая 1947 года:
«За письмо Вам большое спасибо. Оно как раз о том, что мне хотелось услышать от Вас, когда я был в Москве... Мне сейчас очень даже ясны недостатки моей работы... Вариант "композиции", который Вы читали, уже подвергся большим изменениям. Из неё убрано более 150 строк. Конечно, эпиграфы были убраны сразу же, как только я вернулся к ней. «Части» тоже убраны. Таким образом, по возможности убраны все претензии на поэму и на всё прочее» [11, с. 474-475].

В переработанном виде поэма была опубликована в том же 1947 году в №2 журнала «Сибирские огни». Однако, впоследствии, поэт продолжал вносить дополнения и коррективы в поэме... Первый книжный вариант поэмы вышел в «Марьевских звёздах» в 1955 году — в третьей поэтической книге Василия Фёдорова. Окончательный редакционный вариант поэмы вышел в 1958 году в книге «Белая роща».

Поэма «Марьевская летопись»  опубликована в тринадцати  книгах Поэта.

Осенью 1947 года Василий Фёдоров уехал в Москву на очное отделение Литературного института, где до этого учился заочно. В Центре истории новосибирской книги в г. Новосибирске хранятся два письма Василия Фёдорова, написанные в конце 1947 года председателю новосибирской  писательской организации Александру Ивановичу  Смердову, ровеснику А. Твардовского, в годы войны, как и он, был  военным корреспондентом.

Письма публикуются впервые.
Вот что пишет Василий Фёдоров о значимости  А. Твардовского в своём творческом становлении в первом письме от 11 октября 1947 года: «Позвонил Твардовскому. Когда я сказал, что приехал в институт, он ответил на это: «Очень рад, что в институте появляются хорошие люди». Пригласил меня работать у него в семинаре, но сам в институте не появляется, а это было бы интересней, чем у Казина или Луговского или Голодного. А у меня и того хуже. Ещё до моего приезда Казин положил на меня лапу и записал в свой семинар. Он может быть и ничего, но скучновато, а перейти к Луговскому стало неудобно. Всё-таки они слабоваты… Мне нужен Твардовский. Мне нужно освоить сюжет…»
Из второго письма от  2 декабря 1947 года: «Не так давно присутствовал на банкете в честь встречи трёх поколений. Суббоцкий, подвыпив, усомнился в полезности института. Всем остальным, более трезвым – К. Симонову,  А. Твардовскому,  М. Алигер и другим пришлось сглаживать резкое впечатление…».

В марте 1950 году А.Т. Твардовский был назначен главным редактором журнала «Новый мир».  В октябре 1950 года редакцию журнала  заинтересовал  знатный сталевар из Сибири М.М. Привалов, приехавший  в конце сентября в Москву на Коллегию Министерства металлургической промышленности СССР  по массовому внедрению скоростных плавок. С решением  написать о нём документальный очерк,  с выездом в г. Сталинск,  выбор пал на  выпускника Литинститута Василия Фёдорова не случайно. За его плечами был девятилетний  трудовой опыт работы на двух сибирских авиационных заводах, знание города, сибирские корни, продуктивная работа в качестве очеркиста в столичных журналах и немаловажный факт: знакомство  и  тёплые деловые отношения с главным редактором журнала «Новый мир» А.Т. Твардовским.

Творческая командировка в Кузнецкий край вместе с главным героем даст  возможность Василию Фёдорову дебютировать с  большим документальным  очерком  «Кузнецкие сталевары» в журнале «Новый мир». А также сюжеты для написания двух стихотворений:  «Их взяли, тронутыми гарью…» («Две стали») и «Пересохли жаркие ручьи…» («Старый мастер»). Эта страница из жизни поэта в первоисточниках о нём замалчивалась. В последующем В. Фёдоров  работал для «Нового мира» ещё над одним большим очерком «Керченская проблема»,   который был набран, но не был на¬печатан из-за системы редакционных согласований с министерствами и критического материала.

На протяжении 1951-1953 годов В. Фёдоров написал ещё несколько очерков на металлургическую тему, объездив по заданию редакций журналов «Смена» и «Огонёк» крупнейшие металлургические комбинаты страны. В. Фёдоров писал:  «Для поэта работа очеркиста очень полезна. Мне она дала материал для многих стихов и поэм». Касаясь металлургической темы, у А. Твардовского в главе «К концу дороги» поэмы  «За далью даль» также  находим сибирские громко-ёмкие  сверкающие строки:

И на бумаге и в эфире
Вещали вы, что нам едва ль
Удастся выучить в Сибири
Своих медведей
Делать сталь.

Что мы – Сибирь.
А мы тем часом
Свою в виду держали даль.
И прогремела грозным гласом
В годину битвы наша сталь.

Она рождённая в Сибири,
Несла на собственной волне,
Как миру весть о жданном мире,
Победу нашу в той войне… [12, с.238-239]

А.Т. Твардовский отдал поэме десять лет. В.Д. Фёдоров, «выиграв бой на малой площадке», в 1959 году приступил к написанию крупномасштабной эпохальной поэмы «Седьмое небо», которой посвятит девять лет творчества.  Во второй главе  «Чужая жизнь»  поэт писал:

В пути
С тайгой под облака
Громадилась Сибирь Восточная,
Неслась косматая река,
Взлетала,
На пороги сетуя,
Как птица синего пера,
Ещё в железо не одетая,
Ещё Твардовским не воспетая,
И всё же в славе  – Ангара [8, с. 153-154].

Как показала жизнь, две эпохальные поэмы в творчестве двух народных поэтов  А. Твардовского и В. Фёдорова оказались тесно взаимосвязанными  переплетением исторических событий страны, эволюционным взглядом на человеческие судьбы, показывая и доказывая истинную преемственность   поколений в русской поэзии.

Известный русский поэт, прозаик, публицист Валентин Васильевич Сорокин в своей исповедальной книге «Крест поэта» в главе «До последнего дня», описывая своё поэтическое благословление от поэта-учителя Василия Фёдорова у памятника М. Горького в г. Москве, поведал  малоизвестный  факт о дружеских  взаимоотношениях поэтов В.Д. Фёдорова и А.Т. Твардовского: «В машине душновато и жарко. Василий Дмитриевич раскис: – А меня Твардовский, Трифоныч благословил. Сначала осерчал. Я указал ему на две ненужных строфы в "Я убит подо Ржевом", он рассердился, а выпили  – благословил. В бане выпили. А тебя я благословил около Алексея Максимыча. Прогресс?..» [13, с.601].

В 1968 году  В. Фёдоров в № 19 журнала «Огонёк» опубликовал свою первую статью о Твардовском «Новые стихи А. Твардовского».  В памятно-прощальной  статье «Три эпохи» в газете «Литературная Россия» от 24 декабря 1971 года, по случаю ухода  из жизни А.Т Твардовского,  Фёдоров писал: «В русской поэзии Александр Твардовский – такая же веха, как Некрасов, Блок, Маяковский и Есенин. Об этом я говорил и писал ещё при жизни поэта. Его имя лично мне давало возможность гордиться нашей современной поэзией, её народностью, не прибедняясь, ставить её вровень с классикой XI века» [4, с.5]. Весомо и ёмко сказал ученик о значимости своего любимого учителя: «По Александру Твардовскому многие из нас определяли своё направление, уточняли свою программу, не говоря уже о том, что многие прошли его  поэтическую школу. Даже спор с ним становился уроком. На мою долю выпало несколько таких счастливых случаев, и каждый из них заставлял меня думать и мобилизовываться» [4, с.5].
 В 1972 году Василий Фёдоров на страницах  журнала «Знамя» №9 опубликовал расширенную и объёмную статью-посвящение «Веха русской поэзии. А. Твардовский в его стихотворениях и поэмах»,  которая в 1973 году вошла  в его авторскую прозаическую книгу «Наше время такое…» ,  а также в 3-й том собрания сочинений в 3-х томах (1975), 4-й том собрания сочинений в 5-ти томах (1987-1989),  собрание сочинений в одном томе (1998). В ней есть такие строки откровения: «Должен сказать, что наброски этой статьи были сделаны при жизни поэта. Делая их, я не мог и представить, что в текст о его стихах и поэмах придётся вписывать горькие строчки о его смерти» [6, с.171].

В своей статье В. Фёдоров показал А.Т. Твардовского как преемника русских  народных традиций, как поэта некрасовской школы, что Н.А. Некрасов стал для него учителем исторически и закономерно на родстве эволюционного крестьянского вопроса, дополнив: «Твардовского роднит с Некрасовым и фольклорная стихия поэтической речи: пословицы, поговорки, частушки, иногда трансформированные, но всегда органически спаянные с оригинальным текстом, с конкретным событием в поэме» [6, с.177]. Свой поэтический эпос Фёдоров строил, осмыслив поэтический эпос Твардовского: «Для подлинного поэта у каждого времени есть своя эмоциональная и философская окраска. Твардовский был настолько чувствителен к ней, что между его поэмами мы не найдём прямых видимых связей. Так они различны» [6, с.172].

В.Д. Фёдоров, раскрывая суть  значимости и притягательности  творческого наследия  А. Твардовского, писал: «Есть поэты, занимающие такое положение в литературе, которое обязывает каждого другого поэта, независимо от личных пристрастий, выяснить с ним своё отношение. К таким поэтам принадлежит Александр Твардовский» [6, с.170].

«Среди подлинных талантов он обладал особым  – способностью создавать живой, почти плотский образ героя. Даже в нашей прозе героев, которых воспринимали бы как людей или живущих, или живших, не так уж много, а в поэзии и того меньше» [6, с.199].

В 1980 году в ежегодном выпуске журнала «День поэзии» В. Фёдоров опубликовал стихотворение  «На Парнасе».  И неизвестно было тогда, кому именно посвятил свои горькие строки поэт. В действительности оно написано в декабре 1971 года на смерть поэта А.Т. Твардовского. Рукописная черновая запись на одном листе хранится в Кемеровском областном краеведческом музее. Примечательно, что в творческом наследии поэта Василия Фёдорова есть стихотворение «Русские поэты», которое является гимном всем русским поэтам. Оно малоизвестно, так как опубликовано после ухода поэта, спустя три года,  в 1987 году. Поэт А.Т. Твардовский, а за ним  поэт В.Д. Фёдоров, подхвативший «знамя народности» русской поэтической эстафеты, своей жизнью и своими творческими делами доказали нерушимую преданность Родине, своим поэтическим творчеством служили прославлению великого трудового народа России.
Литература

1.    Фёдоров  В.Д. Кузнецкие сталевары. Очерк  // Новый мир. – 1951. –  № 8. – С. 168-189.
2.    Фёдоров  В.Д. Поиск прекрасного // Литературная газета. – 1959. – 9 мая. – С.2-3
3.    Фёдоров В.Д. Новые стихи А. Твардовского  // Огонёк. – 1968. – №19. – С. 25.
4.    Фёдоров В.Д. Три эпохи. Александр Трифонович Твардовский //   Литературная Россия. – 1971. – 24 декабря. – С.5.
5.    Фёдоров  В.Д. Веха русской поэзии. А. Твардовский в его стихотворениях и поэмах. // Знамя. – 1972. – №9. – С.204-217.
6.    Фёдоров  В.Д. Веха русской поэзии. А. Твардовский в его стихотворениях и поэмах. // Собрание сочинений:  В 5 т.  Т. 4. – 608с.
7.    Фёдоров В.Д. Улица Саввы. // Собрание сочинений:  В 5 т.  Т. 4. – 608с.
8.    Фёдоров  В.Д. Поэмы. – М., Художественная литература. –1983. – 447 с.
9.    Фёдоров  В.Д. На Парнасе // День поэзии. 1980. – М., 1980. – С.38
10.    Фёдоров В.Д. Русские поэты // Литературная Россия. – 1987. – №8. – 20 февраля. – С.10.
11.Твардовский А.Т. Собрание сочинений: В 6 т. Т. 6. Письма (1932-1970) / Примеч. М.И. Твардовской. – М., 1983. – 681с.
12. Твардовский А.Т. Поэмы. – М., Книжная палата, 1988. – 336с.
13. Сорокин В.В. Крест поэта.  – М.: Алгоритм, 2006. – 608с.