Сайёра САНГИНОВА

Поэт, выпускница ВЛК 2007-2009

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна

***

Понедельник…
начало слияния с миром
Людьми,
троллейбусами,
дорогами и домами
Как из темницы - на свет
И в гомоне сиром
Ходить учиться
заново
И говорить языками
людскими, разными,
неузнаваемыми сразу
Как чьи-то шаги они чужды,
И сумрачно гулки
И поддаваться как глупое тело – заразе,
толпе,
и раствориться в соседних проулках

Таких как я, заражённых бытием человечьим
- тыщи
Идущих, смеющихся, думающих
и не очень
И толпы потерянных и природой запуганных
рыщет,
Ждущих когда отпустит хищная осень

Снова слиянье… и снова чужие предметы

Входят и требуют своего утвержденья

И заоконной жизни смена портретов -

Это кончается бесконечное воскресенье.

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна

МАМЕ

Две женщины сошлись в одном лице
В одном движеньи и одной напасти
Быть родственницами
– клише моей семьи,
Раздробленной на части

Две воли, два каприза, две судьбы,
С пугающей похожестию ранней
Во мне твои молекулы и сны
Твой вздох и вымысел всезнанья

Твой голос все оттачивает день
В тебе все то, что жаль и не свершилось
Ты счастлива незнанием болей
И тем что почему-то не случилось

Нам вместе несть ту крошку бытия
Разгадывать зачем мы здесь и рядом
Как в детстве мне кричать «чур не меня»
И убегать
и догонять
и падать…

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна

***

Морщина одеяла
улыбается вяло
и прячется в плоскости,
поражая ловкостью
лoктя,
и руки движенье
вызывает закон притяженья
на дуэль…
но сопротивленье
воздуха обороняется
и моя мысль теряется
в памяти,
раздражается нерв
и бежит по окончаниям
за добычей, как гончей виляние,
чающей притащить оправданье
своего существованья
в клыках;
я колыхаюсь в силках
собственного самокопанья

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна

***

«Фантазия подчеркивает явь»
как оттеняет ночь придуманную руку
Никак не совладать мне с той наукой,
и почерка несмелый ход коряв
наполнены иллюзией дома,
шкафы, трюмо и головы прохожих,
глазницы светофоров криворожих
заигрывают до темна
и все-таки становится обманом,
что только утром правдой нарекли
пока слепые сумерки текли
Живым не стал солдатик оловянный