Олег Солдатов (Олег Любимов)

родился в Москве 6 мая 1970, закончил в 1994 году МАТИ. Учился в Московском колледже импровизационной музыки. Артист Театра-студии в Хамовниках, выступает с сольными музыкальными программами. Пишет стихи, поэмы, прозу, музыку, поет под гитару. Выпускник ВЛК, семинар прозы Евгения Юрьевича Сидорова.

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна

РУСАЛКА

– Слушай, внучек, расскажу тебе новую сказку, — сказал дед, беря меня на руки и усаживая к себе на колени.
Хорошо мне на дедовых коленях. Так бы и сидел всегда, и слушал дедовы сказки.
— В лесу, что за холмом, течет речка. Через ту речку мосток деревянный перекинут.
Мосток старый, пообветшал, доски на нем скрипучие, перила шаткие, немудрено впоть мах иль с угару в воде оказаться. А внизу омут, так что и следа не сыщешь, попадешь
ракам да рыбам на ужин, утащит течением, илом присыпет и концов не найдешь. Вот и стали ходить слухи, что, мол, завелась в тех местах русалка и что, мол, это она людей в
омут заманивает.

 

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна

ТРОЛЛЬ

В далекой сказочной стране жил Тролль. Был он маленького роста с маленькими корявыми ручками, толстыми ножками, сухеньким тельцем и большой морщинистой головой. Левое ухо у него было крохотное-прекрохотное, зато правое — огромное, как лопух. Прильнет, бывало, Тролль ухом к земле и слышит, как роется крот, как корни деревьев буравят почву, или
слышит, как пробивается к поверхности родник. А стоит ему оторвать ухо от земли, и он слышит, о чем говорят звери и птицы в его владениях. А во владении Тролля числились три лысых холма среди заросшего ивняком и камышами болота. Даже днем там бывало мрачно и сыро; на небе тускло светила полная, чуть прикрытая рваными облаками белесая луна; золотистый свет скользил по гладким вершинам холмов; густой зеленоватый мрак тонул в низинах. Если и заглядывало Солнце в те места, то небо сразу затягивалось серыми тучами, и
Солнце уходило светить в другие края.


Никто не любил Тролля за его уродство, за маленькие подслеповатые глазки, за кривой вздернутый нос и острые зубы. Звери и птицы его боялись, лешие и кикиморы сторонились. А Троллю очень хотелось, чтобы его любили. Он был одинокий Тролль, и у него совсем не было друзей. Поэтому он на всех сердился и всех ненавидел. Услышит что-нибудь и тотчас бежит ябедничать, а то и поссорит кикимору с лешим и очень этому радуется. Но не мог ненавидеть Тролль прекрасных зеленоглазых русалок, что каждую ночь собирались у границы его
владений, за буреломами и топью, там, где раскинулось тихое лесное озеро.

Лишь наступала ночь и холодная роса покрывала высокую душистую осоку, как на пологий берег, резвясь, выбегали русалки. Они звонко смеялись, плели венки из лилий, пели веселые песни и танцевали. Тролль всегда с завистью глядел на них, прячась за кустами. Ему очень хотелось быть таким же, как прекрасные русалки, так же беззаботно петь и водить хороводы, забыв обо всем на свете. Всякий раз, любуясь ими, он проклинал свою судьбу и свое уродство, и горькие слезы катились по его морщинистым щекам. Однажды, он не выдержал, выбрался из дремучих кустов и подбежал к русалкам.
— Возьмите меня к себе! — попросил он. — Я тоже хочу петь и веселиться, как вы. Я тоже хочу плести венки и качаться на ветвях, купаясь в лунном сиянии…
Но русалки лишь посмеялись над ним.
— Ах ты маленький уродец! — сказали они. — Как не стыдно тебе показываться нам на глаза! Как мог ты подумать, что можешь равняться с нами - прекрасными русалками! Поди прочь, чтобы мы никогда не видели твоей сморщенной рожицы и ужасных ушей.


«Ах так! Ну хорошо же! — всхлипывая от обиды, пробормотал Тролль. — Вы не хотите меня любить по-хорошему, так полюбите против воли!»
И Тролль отправился к старой колдунье, которая жила в глубокой норе под засохшим дубом.
— Колдунья! — крикнул Тролль. — Сделай меня таким же прекрасным, как русалки! А за это я принесу тебе столько грибов и ягод, сколько пожелаешь!
Выбралась из норы дряхлая колдунья; одежда ее поросла мхом, седые волосы отросли до самой земли, огромный горб торчал из спины. Она вскинула ссохшиеся ресницы, открыла горящие, словно уголья, глаза и прошамкала беззубым ртом:
— Отправляйся на луг, где танцуют русалки и скажи: «Колдовство, приди!» — и все вокруг примут тебя за русалку, и ты сможешь петь и танцевать
вместе с ними. Но лишь ты скажешь: «Колдовство, исчезни!» — как вмиг пропадет всякое колдовство.


Целый день бродил Тролль по лысым холмам и твердил заклинания. Он боялся забыть их, когда наступит ночь, и русалки выбегут на берег озера.
Наконец, пришла долгожданная ночь. Всколыхнулась вода, и прекрасные русалки высыпали на берег.
— Колдовство, приди, — прошептал Тролль и смело ступил в русалочий хоровод. Никто не прогнал его, никто не смеялся, все хотели танцевать с ним, дарили венки и целовали… Но это не радовало Тролля, ведь любили не его, а ту колдовскую маску, которую надела на него колдунья.


«Сейчас я отомщу вам, надменные русалки, — думал он. — Вы увидите, кого целовали и любили, с кем танцевали всю ночь, не смущаясь моей уродливой головой и ушами!»
— Колдовство, исчезни! — крикнул Тролль.
Но чудо! Вокруг он увидел хоровод страшных уродцев, еще более уродливых, чем он сам. Вместо прекрасных русалок луг был полон троллей самых различных мастей. Мерзкие карлики копошились и прыгали в траве. Колдовство исчезло, и все предстало так, как и было на самом деле.


«Вот оно что! — понял Тролль. — Значит, всякий тролль мечтает стать русалкой!.. Выходит, прекрасных русалок нет на свете, а есть одни лишь тролли?
Но откуда тогда мы знаем о них?»
И Тролль покинул лысые холмы и отправился в дальние края, на поиски настоящих прекрасных русалок, которыми теперь каждую ночь грезил во снах.