Александр ТОРОПЦЕВ

 

О ПОЭТЕ АНТОНИНЕ СПИРИДОНОВОЙ

 

Антонина – человек надежный и бескорыстный в своей надежности.

Как и подавляющее большинство советских разночинцев, она искренно влюблена в Россию и беззащитна в своей бескорыстной искренности. И уже поэтому она – романтик миролюбного, созидательного типа, в отличие от революционных романтиков, которые, во-первых, поражены векторным неспокойным мышлением, а во-вторых,  стараются заразить своим беспокойством весь окружающий мир, в том числе и своей строкой, коль скоро речь идёт о поэте Антонине Спиридоновой.

Как женщина мира, а не женщина войны, Антонина ищет в бесконечно далеких и столь же бесконечно близких и в одинаковой степени недосягаемых для человека макро и микро мирах то, что должно скреплять, а не разъединять Жизнь. Невозможно найти в её стихах ни одной строфы, даже строки, в которых читатель почувствует хотя бы намек на бунтарство, хотя в них много грустного и тревожного.

Многие, начитанные люди, увидели у Гераклита только одну фразу: «Противоречивость сближает, разнообразие порождает прекраснейшую гармонию, и все чрез распрю создается». (Диоген Лаэртский. О жизни, учениях и изречениях знаменитых философов. Второе, исправленное, издание. Пер. М. Л. Гаспарова. М., 1986. С. 276). Но в той же книге есть другой императив великого грека: «Признак мудрости – согласиться, не мне, но логосу внемля, что все едино». (Там же. С. 280).

Всё – едино. А в едином организме распрей быть и не должно и не может быть.

Но где же находит Антонина Спиридонова то единое, что мы называем жизнью?

 

* * *

Перед окном моим старое дерево, гомон-грай.

В этой беседке каждая ветка − птичий рай.

 

Птичка-синичка, здравствуй, соседка, пой, играй.

На подоконнике пшённые крапины собирай.

 

Мы с тобой, певчая, рады малому, что дано.

Это для нас в небесах рассыпано звёзд пшено.

 

29.03.2012

 

«Радуются малому» и те, кого малые радости низводят в положение, простите, бомжей, и те, кто, избрав этот стиль жизни, делают великие дела, и те, кто способен видеть и чувствовать для них рассыпанное в небесах звезд пшено.

Об удивительной стойкости русских женщин и, особенно, советских женщин, можно говорить бесконечно и даже с пафосом. Но Антонина Спиридонова пишет об этом спокойно, словно бы исповедуясь, только не в грехах своих, а в перипетиях судьбы своей.

 

* * *

Ах, берёзонька, девичья рука,

Белая кора − раны чёрные,

Колыхаешь ты моего сынка

Во чужой земле, некрещёного.

 

Как по льду иду, −

                тонкий лёд трещит,

Стынет на столе тело млелое…

Не кричит дитя и душа молчит.

Много лет молчит, что ни делаю.

 

Но придёт пора,

                        выгорит кора,

Пропадут слова не прощённые.

Ах, берёзонька, я − твоя сестра.

Кожа белая − думы чёрные.

 

06.05.2010

 

Или так:

 

* * *

 

Мне снилось твоё лицо

И ямочка на щеке,

Осеннее пальтецо,

Кольцо на правой руке.

 

Все выплакала глаза

Девчоночка-егоза,

И нечего тут сказать,

И нет дороги назад.

 

Там где похоронен сын,

Ковыль-трава да песок,

Ты и сейчас не один,

А снилось, что одинок.

 

Не в руку мне этот сон,

Не жду я уже давно,

Но кто там под вьюги стон

Швыряет снежки в окно?

 

Еще раз упомянув разночинцев, нужно признать за ними одно очень важное для поэтов качество: они ближе к родной земле, чем, скажем, представители элиты, тоньше чувствуют токи земли, которые формируют характер народа. И, конечно же, людей они чувствуют тоньше,  и находят для своих стихов средства коренные, землей порожденные.

 

Природу-кошку гладит Бог

По чуткой спинке,

И в небесах переполох,

Летят дождинки

К земле, дрожащей от любви,

Грома грохочут.

Всем хватит серебра. Лови!

И пей, кто хочет!

И радуга среди дорог

Взошла над полем…

Природу-кошку гладит Бог,

И сам доволен.

 

30.11.2010

 

И, конечно же, Антонина – женщина, жена, и хорошо, что она не поддалась искушению писать от мужчин. Зачем? Ей и своего хватает, женского.

Здесь необходима оговорка. Несколько лет назад я услышал от сильного человека «новость»: «Женщины идут!» Действительно, женщин становиться все больше в магазинах, в общественном транспорте, в разных СМИ, среди депутатов разных уровней и т.д. И некоторых, даже сильных, мужчин эта динамика нашей жизни пугает.

Но, во-первых, наша женщина этого заслужила: читай русскую историю, начиная с княгини Ольги, а то и с более ранних времен, и особенно историю XX века, и особенно период с 1941 года и по сей день. А, во-вторых, если говорить только о поэзии, женщина, хоть и более тонкое «существо общественное», но она куда более сдержанная, взвешенная, спокойная. Судьба приучила русскую женщину прощать даже то, что прощать невозможно.

Еще и поэтому она более стойкая к ударам судьбы, чем мужчина. 

……………….Мужу

 

Душа бесконечна и вечна!

          Ярилась весна,

И вот уже осень –

          танцуют дожди менуэты.

Отпущенных дней

       разве чаша испита до дна?

Осталось на донышке счастья,

                    но дело не в этом…

 

Печально, что лодка разбилась,

Любовь не сбылась,

Но дети родились,

И внуки встречают рассветы.

Солодка горчит на губах,

Нацелованных всласть.

Короткое бабье, смеясь,

                 завершается лето.

 

Истлеет иссохшее тело,

               о чём сожалеть?

Душа непременно

          отыщет обитель иную.

Возьму я в дорогу лишь то,

            что не может сгореть.

Уже ни о чём не тужу

              и давно не ревную.

 

2017

 

Жизнь приучила русскую женщину терпеть, всех и всё. И оставаться при этом оптимисткой.

 

Елене Евгеньевне Пахомовой

 

Как же давно в чудеса я не верила.

Было рассчитано всё, что ни делала.

Только нависло вдруг небо свинцовое −

Стали все улицы города белыми.

 

Значит, не всё ещё в жизни утрачено.

Может, судьба и удача подружатся.

Словно впервые гляжу я, как нежное

Снежное марево в воздухе кружится...

 

Завтра нахлынут дела неотложные

Будни, работа, решения сложные…

Тихо снежинки к щекам прикасаются.

То поцелуи зимы осторожные.

 

Антонина Спиридонова богата еще и тем, что душа её помнит и чувствует давнишние картинки детства, которые она рисует так четко и ясно, будто бы вчера:

 

Вечерами зимними в детстве, у огня,

Стали откровением сказки для меня.

Мчались сани быстрые, ветер завывал.

А окно узорами кто разрисовал?

 

Чьих следов таинственный росчерк

                                           вдоль реки?..

Облака пушистые в небе так легки,

Розовые ленточки в гриве у коня…

Что за далью синего леса

                                       ждёт  меня?..

 

В лампе керосиновой фитилёк чадит,

Слышно как подо́йником

                                     бабушка звенит…

Пусть глаза закрытые −

                             здесь не заблужусь,

Каждое мгновение помню наизусть!

 

29.09.2006

 

Далеко не все издатели детской книги решаться включить это стихотворение в сборник. «Ах, мол, это ностальгия по давно ушедшему прошлому!»

Но, во-первых, и в наши дни такие сценки можно увидеть где-нибудь в областной глуши, а, во-вторых, и в главных – жизнь! Жизнь есть энергия жизни, дарованная нам Богом. Энергия, воссоединяющая прошлое с настоящим и с будущим и вечно генерирующая Жизнь. Если мы отбрасываем прошлое, то перестаем подпитываться этой энергией.

 

 

* * *

 

Осаждён не врагами − старостью

Ветхий домик соседки.

Одинокое в руку просится

Яблоко с нижней ветки.

 

Бродит ветер в саду запущенном,

Крики галок досужих…

Дом скрипит на ветру и ёжится

В ожидании стужи.

 

А ночами скребёт бессонница

Дверь покосившуюся,

И туманом белесым стелется

Всё несбывшееся.

 

2005, 2006

 

Такие мысли мне пришли, когда я читал стихи Антонины Спиридоновой.